Кризис надежды: что делать, когда всё хреново

В тот момент, когда весь мир сидит на карантине и каждый из нас оказался взаперти в собственной квартире (или более удачливые в частном доме). Когда наши границы четко обозначили и сузили запретом посещать общественные места. Когда планы на апрель накрылись из-за пандемии страшного вируса, и мы все вдруг стали участниками демоверсии фильма про апокалипсис. Книга Марка Мэнсона «Всё хреново» оказалась как никогда кстати. Автор бестселлера «Тонкое искусство пофигизма», как будто знал, что в 2020 на нас свалится головоломка «как справиться с тревогой в период всемирного карантина». Да, можно еще целый месяц провести в тягучем ожидании, что будет дальше, залипнув в сериалы, заедая беспокойство ореховой пастой или нутеллой. Да, можно прослушать все бесплатные лекции по бизнесу и психологии, после чего заговорить цитатами Петрановской вперемешку с Федоривым. Пройти все 100/500 челленджей, которые предлагают нам блогеры в Инстаграм.

Но тогда мы просто отсидимся и не вынесем никакого полезного опыта из сложившейся ситуации. Это в лучшем случае. В худшем варианте придется встретиться с тревожным расстройством, депрессивными состояниями и ощущением бессмысленности бытия. По сути, многих уже накрывает. Непонятно, что будет завтра. Будет ли работа, и все ли будет в порядке с близкими. Те, у кого обломались грандиозные планы вроде свадеб или масштабных конференций уже обвинили жизнь в несправедливости и задались вопросом «За что это мне?».

Марк Мэнсон уверен, что из любого днища, будь-то Аушвиц, пережитое насилие или пандемия мирового масштаба, вытащить нашу психику в целостности и без срыва кукушечки, способна только надежда.

«Противоположность счастью – отсутствие надежды, ощущение, что ни в чем нет смысла. Безнадежность – основа тревоги, психических расстройств и депрессии», — пишет автор.

Проблемка только в том, что сейчас происходит кризис надежды, и начался он не в последние месяцы. С надеждой всё хреново уже давно, и чем благополучнее и удобнее становится наша жизнь, тем выше статистика самоубийств и количество проданных антидепрессантов. У нас есть круглосуточный доступ к Wi-Fi, доставка чего-угодно-пожелаешь прямо в квартиру, но при этом всё как-то скучновато и пресно. Мы ставим себе высокие цели, спешим-бежим, но счастливее как-то не становимся. А когда случился карантин, и всё вдруг встало на паузу, сбежать от себя и экзистенциальных вопросов на тему «А что я собственно здесь делаю?» стало еще сложнее. Ставь лайк, если тебе тревожно и страшно по поводу того, что готовит нам ближайший месяц.

Это нормально, что страх липкой паутинкой закрался в сердце. Но закрывать на этот страх глаза и отвлекать себя сериалами или зомбить в ленту новостей – непродуктивный способ работы с тревогой. Так только наоборот усугубишь кризис надежды, который обязательно накроет в самый неподходящий момент.

«До» и «после» надежды. Когда ты придумываешь или выбираешь себе надежду, например, что твой ребёнок вырастет и добьется большего, чем ты, у тебя формируется образ лучшего «после». По сути, ты придумываешь себе легенду, которая поможет просыпаться по утрам. Это может быть что угодно: воспитание детей, спасение планеты, написание книги, фигура мечты или куча денег в банковской ячейке. Надежда дает потенциал для роста и уверенность в том, что будущее будет лучше, чем то, что у тебя есть сейчас. По сути, это новые морковки, которые мотивируют становиться лучше. Если одна легенда перестает работать, мы меняем ее на другую. Не получилось стать идеальной мамочкой? Ну что ж, можно попробовать стать экоактивисткой или суперзожницей.

Эти легенды нам необходимы, они стабилизируют психику. Без них можно перестать чистить зубы, начать питаться сухими завтраками и залипнуть в Ютубе. Даже самые надуманные цели, лучше, чем их отсутствие. Нам необходимо сравнивать себя с собой «до» и «после» и видеть, что стали лучше, хоть на миллиметр. Так что если у тебя сейчас нет готового плана захвата мира, его нужно срочно придумать. Как тебе вариант помочь старичкам, которые в период карантина остались без поддержки? Или подвозить медиков и записаться волонтером? Это точно более продуктивный способ упорядочить свое время, чем искать свои детские фото и делиться ими в сети.

Разбудить надежду. Для этого нужны три вещи: контроль, ценности и сообщество. Без ощущения контроля над ситуацией никто из нас не сдвинется с места. Кстати, именно поэтому сейчас мы все так лихорадочно скупаем маски, антисептики, гречку и туалетную бумагу. Эти действия помогают нам держать всё под контролем (по крайней мере, нам так кажется). Нам необходима уверенность (читай, иллюзия), что мы управляем своей судьбой. За ценностями стоит то, что для нас важно и на что мы готовы потратить свой ресурс, бросить силы и энергию. Сообщество – это наша группа поддержки, которая разделяет наши цели. Соединив эти три «секретных ингредиента» мы получим бодрящий фреш мотивации двигаться за своей надеждой. Но есть еще одна штука, без которой никак не обойтись – это эмоции. Только захотев чего-то, мы пойдем ради этого за тридевять земель.

Эмоции подталкивают нас к действиям, а действия порождают эмоции. Вот такой автономный цикл. Если ты чего-то не делаешь, значит, ты этого не хочешь. Вот и вся отгадка. В кризисе надежды нам ничего не хочется, поэтому мы ленимся, обещаем, но не сдерживаем слова, действуем импульсивно (например, наедаемся в час ночи) и прокрастинируем. Мы знаем, что нужно делать, но мы не хотим этого. Колокольчик депрессии обычно звонит отсутствием желаний и всяких «хочу».

 «У нас коллективно стоит на спортсменов, бизнесменов и вождей, которые смогли превратить себя в бессердечных, высокоэффективных роботов. Если гендир спит под рабочим столом и не видит своих детей по шесть недель к ряду – вот это да, целеустремленность!»,- пишет Мэнсон.

Но прикол в том, что ты не заставишь себя гореть на работе, если не упакуешь какой-то смысл в эти бесконечные рабочие часы. Нужна эмоция, которая будет пробуждать мотивацию, а все эти сказки про «собрать волю в кулак» без топлива эмоций просто не работают.

Искусство управлять своими эмоциями строится на трех законах:

1. Каждое действие вызывает равносильную ему ответную эмоциональную реакцию. Нам хочется отомстить, если с нами обошлись несправедливо или отблагодарить человека, который нам помог. Мы стремимся восстановить равновесие. Карантин, свалившийся на нашу голову в чудесные весенние деньки, кажется страшной несправедливостью.

Мы все, у кого отменились отпуска, деловые поездки и важные события, кто остался без работы или вынужден сидеть на ползарплаты, сейчас ищем баланс, пытаясь объяснить, зачем это было нужно. Кому-то достаточно сказать себе «shit happens», но это самым пофигистичным из нас, а другим нужно объяснение. И его сейчас сложно найти. Может, это урок, который нужно усвоить человечеству. Может, это заставит нас задуматься о глобальных проблемах. Но для душевного равновесия важно наполнить происходящее смыслом. Как еще можно помочь себе: искать плюсы в том, что твои планы нарушились и продумывать стратегию, как сможешь компенсировать ущерб после карантина.

2. Наша самооценка равна сумме наших эмоций в течение жизни. «Самооценка – психологическая надстройка, чтобы научиться предсказывать, что нас травмирует, а что поддержит», — так определяет ее Мэнсон. С детства мы собираем в копилочку опыт, как к нам относятся другие, как мы справлялись с разными ситуациями, и составляем на основе этого представление о себе. То, что происходит сейчас из-за коронавируса – тоже опыт, и как ты с ним справишься, повлияет на твою самооценку. Из этого условного урока для человечества можно вынести опыт беспомощности, растерянности и никому ненужности. А можно, наоборот, приобрести опыт взаимоподдержки и собранности. Но для этого нужно занять активную позицию и решить, какой опыт ты хочешь получить.

3. Мы меняемся, только если получаем новый опыт. Наши ценности – это истории, которые мы пишем ежедневно. Новый опыт создает новую ценность, и если он достаточно сильный, мы меняемся и, при хорошем стечении обстоятельств, в лучшую сторону. Тогда происходит замена старых и ложных ценностей новыми и более здравыми. Именно это происходит сейчас. Когда мы потеряли возможность свободно передвигаться по городу, а привычные дела и развлечения стали недоступными, происходит переоценка того, что было еще пару недель назад таким значимым. Согласись, что маникюр или встреча со знакомой, и даже шумный День Рождения, который ты спланировала еще месяц назад, в сравнении с угрозой для жизни становятся малозначимыми.

Можно ли сказать, что сейчас всё хреново? Однозначно, да. Но продолжение названия книги Марка Мэнсона – книга о надежде. Что-что, а надежда нам сейчас точно пригодится. Как реагировать на ситуацию – это всегда выбор, а если можно выбирать, то это уже обнадеживает.

Комментарии