Врач-дерматолог, косметолог Литус Ирина Александровна: «Сегодня мы должны давать результат очень быстро»

Как оставаться красивой, когда работаешь от рассвета до заката, когда редко бываешь на свежем воздухе и много нервничаешь, а до спортивного зала буквально «не доходят ноги»? Современные косметологи имеют в рукаве козыри, которые помогают быстро восстановить иммунитет, составив программу максимум по спасению кожи и поддержанию ее здорового вида. Но все ли достижения косметологии нам во благо? Можем мы сегодня надеяться на чудесное омоложение завтра? Какая связь между внешним видом и психоэмоциональным состоянием? Как в демисезонный период освежить кожу после зимы? На эти и многие другие актуальные для девушек вопросы ответила врач-дерматолог, косметолог Литус Ирина Александровна.

Ирина, расскажите о себе — какое образование получили, почему решили связать свою жизнь с косметологией? Как давно Вы преображаете женщин?

Ну тут ничего секретного нет, потому что в моей семье все врачи — и мама, и папа дерматологи. Я все время выбирала для себя разные специальности, а когда стало понятно, что в любом случае буду поступать в мединститут, решила стать управленцем в сфере здравоохранения, а не практикующим врачом. Я знаю, что из себя представляет практика и работа с пациентами, насколько это все затратно психологически, какой большой расход ресурса у врача. Учитывая тот факт, что я очень ответственно отношусь к своей работе, я приняла решение, что не смогу столько тратить эмоций. Но первый день, когда я вышла на интернатуру, поняла, что это — мое!


Как давно существует клиника? Изменились ли подходы к лечению за последние несколько лет?

Клиника — это семейное. В ноябре прошлого года ей исполнилось 20 лет. Мы — одни из первых, кто вообще открывал частные клиники в Украине. Широкопрофильная «Клиника Литус» стала первой,  кто начал лечить кожные болезни с реабилитацией и уходом. 

Я скажу, что у нас очень изменились подходы к лечению. Даже год-два назад они были совершенно другими. Конечно, основная терапия дерматологических нозологий плюс-минус осталась прежней, но тактика поменялась. Мы уже не можем сказать пациенту “Вот Ваше лечение, до свидания! Через месяц встретимся!”. Сегодня мы должны давать результат очень быстро, комбинируя средства, технологии для достижения максимально результата в кратчайшие сроки. Наши пациенты все публичные, Instagram выставляет жизнь на всеобщее обозрение, а если сюда добавить пропаганду идеальности, то сомнений нет — действовать нужно быстро и результативно! 

На самом деле, если вы рассмотрите лицо публичного человека, которого считаете идеальным, то убедитесь, что он “живой” — имеет такие же несовершенства кожи, поры и так далее. Но принять пациентам этот момент сложно.

Возрастные изменения мы тоже перестали привязывать к возрасту. Стиль, образ современной жизни очень выматывает, старит кожу, и я все реже уточняю возраст у пациентов, которые приходят ко мне на прием. Бывает, что из-за частых перелетов, неправильного образа жизни кожа в 25 хуже, чем у пациента в 40. Поэтому изменились возрастные цензы: мы лечим не возраст в паспорте, а конкретного пациента и состояние его кожи. 

Сейчас каждый, кто не стал дерматологом, хочет стать косметологом — я имею ввиду тенденции в социальных сетях: незнание процессов, происходящих в коже, непонимание того, что у кожи есть собственный ресурс, непонимание работы отдельных препаратов, неконтролируемое использование пилингов (некоторые из них могут вызвать заболевание кожи, к которым человек генетически расположен, но которые бы не появились без нашего неконтролируемого вмешательства). Плюс существует психологическая составляющая, а кожа очень подвержена влиянию регуляции нервной системы.

А как ввиду непредсказуемого ответа организма Вы работаете с пациентами, которые имеют аутоиммунные заболевания?

Эта группа людей достаточно сложная. Более того, не каждый пациент знает о существовании у него того или иного аутоиммунного заболевания. Очень много не диагностированных заболеваний щитовидной железы. Поэтому сначала мы отправляем человека на обследование, а потом уже подбираем терапию. Наша задача помочь пациенту и не навредить ему, а не просто бьютифицировать. Когда ко мне приходит человек, я сразу думаю о том, что буду делать с ним через 5-10 лет. 

Можно ли с помощью косметологических процедур помолодеть на 5–10 лет?

Нельзя повернуть время вспять ну никак! Кто бы что ни говорил, это лишь красивый маркетинговый слоган “Сейчас вас омолодим!”. Но в чем заключается крутая работа косметолога, специалиста эстетической медицины? В том, чтобы человек вышел от вас через десять лет в таком виде, в каком он к вам пришел. Мы должны сохранить его состояние, не перекроив при этом “географию лица”. В этом контексте важно совпадение взглядов пациента и специалиста. Поэтому как каждый пациент выбирает своего специалиста, так и специалист выбирает своего пациента. Лично я не всех беру в терапию, потому что если у нас разное понимание красоты, то я не смогу подарить эстетику в его представлении этого слова. Поэтому я беру людей, с которыми у нас совпадают взгляды. Красота — это осознанный выбор каждого.

Бывает, что Вы отправляете пациента к психологу?

Конечно. Кожа — самый большой орган, к тому же его очень тяжело скрыть. Никто не видит, что у вас плохо работает кишечник или не работает желудок, но то, что у вас есть проблемы на коже лица — это очевидно. А пациент, у которого есть проблема, видит ее вообще гиперболизировано. Ему кажется, что первое, на что обращают люди при общении с ним, — дефекты кожи. 

Когда пациент приходит ко мне за скулами, губами, то первое, что я должна сделать — понять, для чего это ему нужно. Если девушка считает, что после укола у нее изменится жизнь и ее начнет любить весь мир, я рекомендую сначала разобраться в себе, а потом уже заниматься эстетикой. Потому что когда через месяц эффект радости от процедуры сойдет, проблемы внутреннего характера никуда не денутся. Они по-прежнему будут требовать решения. Эти пациенты потом становятся зависимыми от инъекций. 

Какие самые распространенные причины “улучшайзинга”? За чем чаще всего обращаются девушки?

У меня был случай с очень красивой, совсем юной пациенткой с пухлыми губами, которая плакала из-за того, что у всех в Instagram увеличены губы, а ей тоже хочется. Но в целом, моя категория клиентов в большей степени 40+, поэтому все моменты остромодных экспериментов — не очень про меня и моих пациентов.

Правда, что сейчас в моде натуральность?

Да, правда, мы буквально вымолили этот тренд. Я всегда в своей работе руководствовалась натуральностью, и меня несказанно радует уход от этой бутафории — когда губы и скулы являются признаком финансового благополучия. Самое главное — красивая и здоровая кожа, на которую уже потом накладываются улучшения, а не наоборот.

Когда вы выбираете своего специалиста, на него нужно смотреть и его необходимо слушать. 

Вы даете рекомендации по выбору косметики? Как составляется протокол лечения?

Я очень спокойно отношусь к брендам. Конечно, масс-маркет мы из практики убираем, но я все равно при назначении ориентируюсь на финансовые возможности пациентов. Если у человека нет достаточно средств, это ведь не значит, что ему нужно ходить некрасивым. Уход можно подобрать и в аптеке. Нет откровенно плохих средств — есть неправильно подобранные. 

70% женщин имеют высыпания перед месячными, не нужно по этому поводу терять сознание. Решающую роль играет генетика, стиль жизни и уход. Пропаганда модного не всегда хороша, потому что не всем необходима. 

Я могу качественный уход за кожей построить из трех средств, а могу из 50. Для меня очень важно, чтобы человек каждое утро не просыпался с плохим настроением из-за продолжительной ежедневной бьюти-рутины. Если пациент выполняет домашнюю работу с плохим настроением и без желания, то у нас не будет результата. Поэтому я руководствуюсь желаниями: главное, чтобы человеку нравился не только результат, но и путь по его достижению. 

Вы, глядя на пациента, можете определить характер его внутренних проблем? Существует карта прыщей или это миф?

Все это очень приблизительно. Конечно, когда я смотрю на пациента, то понимаю плюс-минус какие есть проблемы и какие смежные специалисты нам нужны.

Ирина, как Вы относитесь к натуральной косметике? Видите эффект от ее использования?

Здесь много маркетинга, и важно не путаться в понятиях органической и натуральной косметики. Именно на натуральную косметику мы получаем больше всего аллергических реакций. Я все же за косметику, которую создают целые институты: препараты максимально исследованы, вы в кратчайшие сроки получаете заявленный эффект, поэтому я за новые компоненты и новые технологии, я за эффективность и прогресс.

Я не руководствуюсь маркетингом, а исхожу из потребностей пациентов. Есть такие аптечные продукты, которые ты не заменишь ни одним другим средством даже самого дорого бренда, поэтому они есть в косметически моих “самых популярных и всемогущественных” пациентов.

Насколько украинки ухаживают за собой?

Достаточно много. Наша цель — всегда быть красивыми. Обратите внимание, какие у нас красивые женщины: все ухожены, достаточно стильные, очень много пациентов, которые могут на чем-то экономить, но не на дерматологе и косметологе. Любовь к себе дает результаты. Многие следят за новинками, держат руку на пульсе самых передовых исследований — пациенты достаточно искушенные и самостоятельно разбираются в компонентах. 

Если мы говорим о превентивных мерах — как часто девушка должна посещать косметолога ?

Это вопрос индивидуальный. У каждого пациента есть маршрутная карта, и я знаю, когда мы с ним встречаемся. Я всегда говорю, что легче предотвратить, чем потом исправлять. Не нужно ждать, например, когда совсем упадет овал лица, а потом исправлять ситуацию. Превентивные меры — это всегда меньше денег и времени; когда нам нужно уже интенсивно возвращать, то это всегда сложнее и никогда результат не будет идеальным. Нам проще, видя пациента, его экспрессию, работу мышц, работать заблаговременно, чтобы не получить глубоких заломов — например, на межбровье. Когда пациент приходит лет в 40 с глубокой морщиной, то потребуется расслаблять мышцы, потом пилинговать либо шлифовать эту кожу, потом вводить гиалуроновую кислоту, чтобы поднять эти ткани и так далее — количество шагов достаточно большое. 

Как Вы относитесь к массажам лица?

Массажи — очень крутое средство! Я обожаю массажи лица, это одна из первых и доступных омолаживающих процедур. Но здесь важно понимать, что массаж не может надолго расслабить мышцы. Он улучшает микроциркуляцию, за счет чего появляется тонус кожи, уходят отеки. Массаж — процедура курсовая. Поэтому массаж — это стиль жизни, это о любви к себе. 

Однажды психолог мне сказала: “Не все хотят вылечиться, не всем нужен результат. Иногда людям важен именно путь”. После этого я перестала расстраиваться, бояться не угодить, сделать что-то неправильно — я стала принимать людей такими, какими они есть. 

Как в демисезонный период освежить кожу после зимы?

Зима — это одно из самых любимых наших сезонов, потому что мы переходим к интенсивным процедурам (лазерные шлифовки, курсы пилинга и так далее). Если вы не делали ничего в осенне-зимний период, то нужно увлажнять кожу после отапливаемых помещений — будет хороша биоревитализация. Важно использовать витамин С, который будет осветлять кожу и давать ей красивое свечение. 

Какие мифы косметологии можете развенчать — например, о механических чистках? 

Я не люблю массовый подход. Бывают ситуации, когда без чистки мы не можем обойтись, когда у пациента назначенные средства поднимают воспалительные элементы, появляется закупоренность, которую нужно механически убрать. Нет белого и черного — все серое. 

Отказ от “токсичного пациента” — это тоже про любовь и заботу о себе. Я очень много отдаю людям, поэтому не могу себе позволить быть не в ресурсе.

Я против агрессивных процедур, люблю очень щадяще относиться к коже, и агрессивные процедуры выбираю уже в самых крайних случаях, когда это действительно необходимо пациенту. 

Какие практики помогают Вам расслабиться?

Интенсивность моей работы очень высока и она не ограничивается только дерматологическими практиками. На мне большой коллектив, и я несу ответственность за слаженную работу всех специалистов. Мне помогает переключение — в воскресенье я не работаю, и этот день посвящаю ленивому образу. Каждое утро я настраиваюсь: медитирую, пью чашку кофе в одной из кофеен по дороге на работу, параллельно с этим настраиваюсь на день, планирую его.

У вас должно быть время только для себя — свое пространство, которое будет вас включать. Я обожаю ванну, люблю наносить уход, и это меня тоже очень включает энергетически. Соль, текстуры, ароматы дарят мне особое настроение. Я не люблю шопинг — он меня только напрягает. Исключение — аптечный шопинг. 

Если мне совсем плохо, сажусь за руль и еду в направлении Х по трассе. Очень люблю телесные процедуры — массажи, обертывания, люблю сауну, баню. Конечно, помогает чтение, общение с близкими. При всей моей работе и активности я — интроверт. Поэтому меня включает тишина и время, проведенное наедине с собой. 


Фото — Оля Главник

Комментарии