Когда ты молодая мать и очень хочешь убивать (мужа)

“Оля, как ты держишься, чтобы не сходить сума? Чтобы не убивать там, на мужа не орать. Чтобы были силы вставать по утрам. Подскажи”, – спросила меня подруга. В смысле, держусь? Кто сказал такую глупость? Я давно и безоговорочно сошла с ума. Многократно, сказала бы даже. Из всего вышеперечисленного у меня пока получается только не убивать. Но это не сложно, ты просто помнишь об уголовном кодексе и как-то сдерживаешься.

С остальным – сложнее. Взять мужа, например. Это – основные твои отношения. Дети вырастут и скажут тебе «до свидания, увидимся на Новый Год, а потом уже на Пасху». А муж – это более долгосрочный союз. Почти что навсегда. Если, конечно же, все не прос**ть. Потому, если ты не хочешь быть одинокой бабкой с уродливым карликовым пуделем и фиолетовыми волосами, о своем будущем деде надо заботиться смолоду.

Но он тебя уже сильно бесит. Он прямо приходит с работы вечером и громко дышит. А ты же – молодая мать и к вечеру уже «готова». Ты просто «сидела весь день дома» с детьми и заряжена на успех. Они, эти подарки небес, за рабочий день успевают ухайдохать маму так, что один неверный шаг папы считается преступлением и его ожидает неминуемый расстрел.

К сожалению, это так. Пока папа прохлаждается на работе, мама не видит белого света и общается только с малоинтересными собеседниками про «агу» и «буль-буль». Это папе кажется, что он сильно устал, хочет борщ и спать. Для тебя же его будни – это сказка. Он умудряется перемещаться по городу свободно, словно сокол и за ним не бегает человек в плюшевой шапке с лопаткой. Ему не надо на прогулке отжимать у детей хлеб, который они отжали у голубей. Он приходит на работу и там общается с людьми умными словами. В то время, как твой круг общения на данный момент составляют женщины, информационные поводы которых мало отличаются от твоих. Дети, дети, дети и еще раз дети. Им даже не интересно слушать тебя. Они просто хотят рассказать о своих детях.

А вот у мужа все хорошо. Если его что-то дома задолбало, он может просто выйти из квартиры и прийти позже. Ты же не можешь себе позволить сбежать от детей. Потому что ты – еда. Ты – единственная, кто знает где живет ав-ав. И ты – жизненная необходимость для твоих малявок. И пока дети маленькие, они больше привязаны именно к тебе. А папа может задержаться на работе или пойти заняться своим хобби. Он – свободный человек. А ты – мать.

И, когда этот свободный человек приходит домой, весь такой отдохнувший на работе, ты его уже ненавидишь. Потому что завидуешь ему. Ведь перед ним открыт весь мир, пока ты живешь днем сурка уже год.

А еще он – единственный, на кого ты можешь спустить своих собак. Ведь мы срываемся на самых близких людях. Дети заряжают тебя эмоциями, и когда ты достигаешь критической отметки этого состояния, приходит Он. И он получает этот заряд. Он просто приходит домой и уже виноват. Виноват, потому что мама страдает, а папа – нет. Папа встает утром и уходит жить жизнью. А мама остается дома и ничего не видит. Получи, фашист, гранату, как говорится. Потому что, пока его не было, ты уже успела вспомнить обо всем, что тебя в нем раздражает. И успела заметить все, что он не сделал по дому. Опять валятся документы на столе. Опять повесил брюки на стул. Опять не вынес пустые коробки без напоминания. Опять не прочитал мысли, что ты он него ждала чего-то.

И он приходит домой, а ты в него шаровой молнией метаешь со всей силы. Вместо здравствуйте.

А дело в том, что, вопреки твоим представлениям о его буднях, этому товарищу тоже нелегко. Например, работа – это не такой уже кайф, как ты себе представляешь со своего домашнего заточения. Он, например, тоже там устает. И для него – это рутина. Тоже надоедающая, может быть. До этой рутины надо еще добраться и оттуда свалить в сторону дома. Изо дня в день. Одно и то же и те же лица, с которыми он говорит о тех же вещах. Ничего не напоминает?

Когда он приходит домой, он хочет борщ и спать. Он хотел бы большего, но ты смотришь на него так, что решает ограничится борщом.

Вместо островка безопасности, где пахнет блинчиками и младенцами, он получает еще одну горячую точку в собственном доме. Где пахнет упреками и презрением.

Так вот, если твой мужчина не требует от тебя, несмотря на декрет и всех этих детей, встречать его после работы в лучших традициях «Honey, I’m home!»: накрашенной, ухоженной, угощающей ужином из трех блюд и улыбающейся уголками рта во время вечерней фелляции, посмотри и на него со стороны. Может, он все понимает и утром жарит себе яйца, прости господи, вместо того, чтобы требовать накормить мужика? Или молча выносит все твои наезды, которые накопились у тебя за день? И все равно приходит домой вовремя, вместо того, чтобы засиживаться на работе или спасаться коммуникацией с мужиками в баре? Тогда он – хороший человек. А ты чувствуешь себя монстром.

Но тут можно все исправить. Просто, каждый раз, когда тебе хочется снова зарядить в него шаровой молнией, ставь себя на его место. Наверное, слегка прокручивая разные ситуации с другого ракурса, ты увидишь, что, в принципе, он поступает не так уже плохо. Или не имеет другого выхода. Или вообще ему сейчас не менее тяжело, чем тебе, но он не скулит.

Уметь приглушить причитания собственного Я о том, как ты сейчас несчастна и подумать о том каково сейчас ему – это и есть рецепт семейного счастья в условиях выживания с маленькими детьми.

Опять же, все эти детские проблемы – временны. Дети вырастают со скоростью света и вот ты уже скучаешь по всем этим кашкам и подгузникам. А муж, — он остается. Надо его любить и не настроить против себя и всего женского отродья. Муж нам еще пригодится для любви, утех и ворчания в старости.

Так что, его надо тоже человеком считать. Как бы сложно это ни было, когда он так громко дышит.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии